Пресс-релизы. Гран-при Европы

24.06.02

McLaren после гонки, пресс-релиз
Финн Кими Райкконен из команды West McLaren Mercedes в гонке Гран-При Европы завоевал свой второй подиум в сезоне, финишировав на третьем месте. На 17-м круге он слишком широко зашел в первый поворот, и Дженсону Баттону удалось пройти его, но Кими восстановил свою позицию, когда Renault отправилась на пит-стоп. Дэвид Култхард всерьез рассчитывал на подиум, когда был вовлечен в инцидент с Хуаном-Пабло Монтойей. На 28-м круге Дэвид попытался обойти колумбийца в первом повороте, но Монтойя потерял контроль над задней частью своего болида, и, несмотря на то, что Дэвид оставлял ему достаточно места, задняя левая часть Williams ударила справа машину Дэвида, и оба пилота были вынуждены остановиться.
Кими Райкконен (3-е место): «Я рад тому, что снова, как и в Австралии, я завоевал подиум. Многое произошло на старте, но мне удалось удержать шестое место. Я неплохо ехал, но затем перетормозил и позволил Баттону пройти вперед. Тем не менее, я не особо беспокоился, поскольку знал, что он использует стратегию двух пит-стопов. После инцидента Дэвида и Монтойи я догнал Ральфа Шумахера, и мы с ним здорово поборолись на торможении на некоторых отрезках. Я уже был близок к тому, чтобы пытаться снова обойти его, но команда сказала мне по радио, что скоро Ральфу придется заезжать на пит-стоп. Я же смог оставаться вгонке еще несколько кругов перед дозаправкой и смог обеспечить необходимый отрыв. Гоночная стратегия сработала, и пусть сегодня мы были не так хороши, как Ferrari, но выступили определенно быстрее Williams, что очень радует».
Дэвид Култхард: «Я серьезно разочарован, поскольку машина ехала очень хорошо. Несомненно, мы оказались быстрее обеих Williams, поэтому надежды были самыми позитивными. Монтойя был намного медленнее меня в поворотах, но несколько быстрее на прямых, поэтому оставалась одна возможность обогнать его - это ехать за ним «слипстримом» до первого поворота. Он вынудил меня сместиться на внешнюю часть траектории, но внутри я оставлял ему достаточно много места, поэтому мы могли пройти это поворот вместе. Я планировал, что в следующем повороте окажусь внутри и смогу переместиться на четвертое место. К сожалению, Монтойя «потерял» заднюю часть своей машины и въехал в меня. Я знаю, этого бы не произошло, если бы я не находился снаружи, но тогда у меня не было бы возможности обогнать его, да и места было достаточно. Монтойя принес мне свои извинения, и я знаю, что инциденты подобного рода - это часть гонок, но все равно досадно, что никто из нас ничего не выиграл».
Рон Деннис: «По сравнению с тем, как мы выступали на ранних стадиях сезона, сегодняшняя гонка кажется удовлетворительной. Говоря об этом, не стоит забывать, что отрыв от Ferrari еще очень велик. Тем не менее, великолепная работа проделана Кими и Дэвидом. Гоночные инциденты - это неотъемлемая часть этого спорта, но, конечно же мы разделяем разочарование Дэвида. И снова радуемся за Кими».
Норберт Хауг: «Мы продвинулись вперед и были лучшей командой на Michelin. Прекрасное выступление Кими, чей финиш на подиуме - достойное вознаграждение для него и для всей команды в домашнем Гран-При Mercedes-Benz. Обидно, что Дэвид, столкнувшись с Монтойей, не укрепил свои позиции в зачете чемпионата мира среди пилотов».



Пресс-конференция ФИА с победителями Гран При Европы, Нюрбургринг, 23 июня 2002 года

Участвуют:
1. Рубенс Баррикелло, Ferrari
2. Михаэль Шумахер, Ferrari
3. Кими Ряйккенен, McLaren-Mercedes

ТЕЛЕВИЗИОННАЯ ЧАСТЬ

Рубенс, расскажи нам о своей гонке.
Рубенс Баррикелло: Она была фантастической. На старте мы были так близко друг от друга, и не хотели совершать ошибок. Я был позади, но не хотел поставить Михаэля в трудную ситуацию. Однако затем, когда я ехал по внутренней стороне, я немного подотстал и увидел, как McLaren проходит с внешней стороны, поэтому я снял ногу с тормоза. Это было очень рискованно, ведь мы шли слишком близко друг от друга. Я был на хорошей траектории, потом увидел, как борются между собой гонщики Williams, видел, что есть шанс, и решил его использовать. И поскольку машина на первом круге шла великолепно, у меня был шанс довольно быстро обогнать Ральфа, что, собственно, и решило исход гонки.
После второго пит-стопа ты был уверен, что останешься впереди до финиша?
РБ: Я, Росс и инженеры - мы не переставали все время говорить в течение гонки. Машина шла отлично на протяжении всей дистанции. Не было ни единой проблемы, поэтому они разрешили нам ехать на полную мощность, и только, наверное, кругов за 10 до конца попросили меня сконцентрироваться на том, чтобы просто доехать до финишной линии. Но если говорить о 100 процентной отдаче, это была фантастическая гонка, и я хотел бы поблагодарить всех в Ferrari за то, что машина была столь хороша.
Михаэль, ты уже почти достал Рубенса, но потом твою машину развернуло. Это потому, что ты был слишком близко от него? Как, по-твоему, именно это стоило тебе победы?
Михаэль Шумахер: Ответом на первый вопрос будет - да, мне так кажется, хотя Рубенс сказал, что у него тоже были некоторые сложности на том же круге и в том же повороте, и он предположил, что там, на трассе, возможно, была пыль или масло, или что-то еще. Я подумал, что просто был слишком близко, но знал, что должен быть близко, потому что подходило время пит-стопа. Я знал, что останусь на трассе на круг больше, поэтому должен был приблизиться и использовать этот лишний круг для того, чтобы получить преимущество. Но я оказался слишком близко и потерял контроль над машиной.
После второго пит-стопа ты опять нагнал Рубенса. На какой риск ты был готов пойти для того, чтобы попытаться обойти его?
МШ: Я отдал этому все силы, но после пит-стопа я попал в трафик, и это стоило мне потерянного времени. Не знаю, хватило бы его для обгона или нет, поскольку в тот момент, когда я уехал на пит-стоп я отставал секунды на две. Не знаю, как много я на этом потерял. Он провел супер-гонку, он ни разу не ошибся, поэтому он заслужил эту победу, а я - второе место.
Кими, мы будем тебя видеть здесь чаще?
Кими Ряйккенен: Да, я на это надеюсь. Думаю, что в этом сезоне я мог бы побывать на таких пресс-конференциях намного больше раз, чем на самом деле был, но мне слишком часто не везло. Я не сумел финишировать в чересчур большом количестве гонок. Первая гонка закончилась подиумом, и сегодняшняя тоже была неплохой.
Ты видел столкновение твоего напарника с Хуаном-Пабло Монтойей в первом повороте?
КР: Думаю, Монтойя просто защищал траекторию на внутренней стороне, а Дэвид пытался пройти его по внешней. А потом: я не знаю, честно говоря, что там произошло, но машину Монтойи немного увело в сторону, он ударил Дэвида, и для них на этом гонка закончилась. А вот мне повезло. Я прошел их обоих, потом нагнал Ральфа. Я пытался его обойти, но команда сказала мне, что он собирается заехать на пит-стоп на том же круге, что и я, поэтому я остался на трассе и гнал, что есть сил.
Рубенс, каковы шансы на вторую твою победу подряд в Силверстоуне, на трассе, которая тебе так хорошо знакома?
РБ: Ну, я проводил там тесты. Мне очень нравится эта трасса, нравится атмосфера, которая там царит. Для меня это почти родное место, потому что я так много времени провел там, на тестах. И еще надеюсь, что там будет все в порядке с погодой. Будет хорошая гонка.

ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ

Как ощущения, Рубенс?
РБ: Прекрасные. Я сказал Михаэлю, что Германия ко мне благоволит, потому что это уже вторая моя победа в Германии, и единственная разница между этой победой и той - в том, что я на этот раз так сильно не плакал! Я очень счастлив. Я в эйфории, потому что еще в пятницу, например, все шло не так уж здорово. Утром в субботу снова появились небольшие проблемы. А на сей раз у меня были хорошие настройки, я выбрал те же шины, что и у Михаэля, и это был совершенно правильный выбор. Я хочу поблагодарить его и команду за то, что мне предоставили информацию и помощь, потому что иначе у меня опять были бы проблемы, потому что шины должны были быть лучше, чем у наших соперников. Но, по-моему, выбор, который мы сделали для гонки, был лучшим.
Все решил первый круг, да?
РБ: Он был потрясающим. Он был очень хорош, потому что, как я уже сказал, я отлично стартовал и постарался повисеть на хвосте у каждого. Я видел, как приближается McLaren, а из-за новой структуры поворота я не знал, где тормозить. Я это должен был узнать. Во избежание неприятностей, я чуть притормозил, это было метров за 130 или около, я увидел, как все вписываются, и затем мне пришлось вновь отпустить тормоза и попробовать оторваться. Я увидел, как Дэвид заходит с внешней стороны, и постарался удержаться на своей траектории, не выпихнув на полном ходу его с трассы, а затем все произошло так быстро, я увидел пару Williams, идущих бок о бок, я сказал: «У-у, там есть пространство, постараюсь в него протиснуться», и еще три поворота спустя появилось свободное место на внутренней стороне рядом с Ральфом, и я этим должен был воспользоваться. Конечно, к этому моменту шины уже работали просто фантастически, и, как я уже говорил, у меня не было ни единой проблемы с машиной, потому что все шло отлично, и у меня была возможность все время ехать по полной программе и концентрироваться только на своих задачах.
Был ли шанс, что тебе придется сделать тоже, что и в Австрии?
РБ: Люди, естественно, будут долгое время это обсуждать, но давайте просто наслаждаться этим моментом. Это была фантастическая гонка. С третьего места на старте до первого на финише - это потрясающее ощущение. Вся моя семья здесь, мой сын, моя жена здесь, так что давайте просто этому порадуемся. Я не хочу говорить об Австрии.
Михаэль, ты был так уверен в своем старте за счет того, что стоял на правильной стороне, и все же тебе не удалось использовать это в своих интересах.
МШ: Вообще-то я выбрал неправильное место для торможения на старте. Я не считал, что есть возможности на внутренней стороне. Когда машины так близко друг от друга, иногда очень сложно принимать решения. Потом, когда возвращаешься к этому моменту, когда видишь, что происходило, уже можно понять, как было бы правильнее поступить. Я вроде бы обошел слипстримом Ральфа, Монтойя был с внутренней стороны, почти бок о бок с Ральфом, и я подумал, что мне лучше зайти с внешней стороны и посмотреть, что эти парни будут делать, может, я смогу обойти их на торможении. Но затем, к сожалению, поскольку там сделана как бы петля, внешняя сторона становилась все уже и уже, и мне пришлось притормозить, а затем я увидел Рубенса и Култарда, пролетающих мимо меня, так что я подумал: «Ну, похоже, это было неправильное решение». К счастью, я смог вновь обойти Култарда во втором повороте, а потом первые два круга были довольно сложными, я нагнал Хуана, впрочем, он был довольно близко. С Ральфом мы неплохо поборолись, это была очень честная борьба, а затем мне нужно было нагнать Рубенса, и, в конце концов, все видели, что я сделал.
Что ты думаешь о победе Рубенса?
МШ: Это отлично. Он провел потрясающую гонку, он не ошибался, как я, и поэтому он заслужил эту победу. Если бы я сумел удержаться рядом с ним до пит-стопа, может быть, у меня был бы шанс, потому что я должен был заезжать в боксы кругом позже. У нас были равные шансы, мы оба старались, и я проиграл, потому что был слишком близко, и машину бросило в занос.
Ближе к концу гонки вы снизили темп до 1'36, в то время как Кими проезжал свои круги за 1'33. Когда вы решили сбросить темп? Такой была стратегия?
МШ: После второго пит-стопа, поскольку как мы поняли по первой половине гонки, обгон был бы крайне сложным, ибо мы шли в одинаковом ритме, команда по радио сказала: «Вашего отрыва от соперников вполне достаточно, так что давайте спокойно доведем машины до финиша, потому что вы, ребята, уже больше ничего не сможете сделать на трассе».
Кими, у тебя был тот же лучший результат на Гран При, но это было довольно давно. В чем проблема?
КР: Я не знаю. Машина сегодня была недостаточно быстрой для того, чтобы соперничать с Ferrari. Шины и все остальное работали прекрасно, и, на мой взгляд, машина выглядела очень прилично, правда, в середине гонки были некоторые проблемы с управлением. Мы были гораздо быстрее Williams. Мы их догнали и могли обогнать, так что эту гонку можно считать для нас удачной.
У тебя была пара сражений. Старт прошел очень насыщенно, да?
КР: Да, я так думаю. Я коснулся одной из машин Renault, просто заблокировал колесо и слегка коснулся той машины, «звоночек прозвенел», но там все было достаточно места, чтобы разойтись.

ВОПРОСЫ С МЕСТ

Михаэль, в Австрии Жан решил поменять вас местами, сегодня этого не произошло. Почему?
МШ: Сейчас ситуация в чемпионате совершенно другая, не та, что была в Австрии, потому что тогда никто не мог точно предсказать, как будут развиваться события. И сейчас у нас гораздо более уверенное положение в зачете, чем было в Австрии.
Михаэль, что, ты думаешь, произойдет в среду (26 июня, день, когда Михаэль, Рубенс и Жан Тодт должны будут дать объяснения своего поведения в Австрии перед Советом ФИА)?
МШ: Увидим в среду.
А как насчет вторника? Ты вроде бы говорил, что этот день тоже будет для тебя особенным?
МШ: Во вторник у меня будет сразу два особенных события. Во-первых, будет открыта новая выставка в Керпене, над созданием которой работал мой отец. А после этого, или может до, я буду на вечере, который устраивает ФИА в рамках своей программы по увеличению безопасности дорожных автомобилей.
Михаэль, команда сегодня решила, что тебе не нужны дополнительные очки. То есть, чемпионат уже у тебя в кармане?
МШ: Стал ли я уже чемпионом? Я бы хотел так сказать, но это не так. Мы еще на шаг приблизились к этому, но пока дело не сделано, нет смысла слишком много об этом думать.
Рубенс, после того, что произошло в Австрии, эта гонка, говоря начистоту, вернула все на свои места? И еще, по-твоему, на слушании в среду примут во внимание то, что произошло сегодня?
РБ: А нечего принимать к сведению. Сегодня никаких решений не принималось. Это была честная и открытая гонка, а Австрия - уже часть прошлого. То, что произошло здесь, это никакое не возвращение долгов за какие-либо гонки, что было, что было, а что сделано сегодня - то сделано сегодня.
Михаэль, в конце гонки в той части пит-лейн, где сидит Ferrari, было много разговоров, и Жан Тодт, похоже, нервничал больше обычного. Можешь объяснить, почему?
МШ: В какой-то момент немного повысилась температура масла, когда я приближался к Рубенсу. Наверное, поэтому он и переживал.
Михаэль, тебя не просили оставаться на своей позиции, не атаковать ради победы?
МШ: Дело в том, что если мы оба ехали на все 100 процентов, а так было в первой половине гонки, вы это могли видеть, то не было бы шанса на обгон, поэтому излишняя скорость и стресс для машины были рискованными - они могли стоить гонки. И поэтому нам обоим приказали спокойно ехать до финиша. И насколько он сбросил темп, настолько же и я сбросил, потому что было бы нечестно, если бы он начал притормаживать, а я этим воспользовался для обгона. Это нечестно.
Это планировалось до гонки или было решено уже после пит-стопа?
МШ: Нет, у нас была честная гонка.
Хорошо, если у вас была честная гонка, если бы команда попросила тебя пропустить Рубенса, как бы ты отреагировал?
МШ: Такой вопрос никогда не поднимался. Такой идеи не было.
Ты сначала сказал, что ситуация отличалась от той, что была в Австрии, а после этого ты говоришь: «Чемпион ли я? Еще нет». Разве это не означает, что ситуация была такой же?
МШ: Они отличаются в плане очковой позиции, поскольку сейчас мы существенно всех опережаем, хотя чемпионат еще и не закончен. В Австрии была пятая (шестая) гонка, а сейчас закончилась девятая. По-моему, это объясняет ситуацию. Иногда люди в чем-то совершенно убеждены, но, на мой взгляд, мы просто не можем в данный момент почивать на лаврах, считая, что победу в чемпионате будет легко одержать. Я не хочу сказать, что мы смотрим на всех свысока, но сейчас мы в довольно комфортном положении в плане очков. Мы видели, что было с Ральфом, что произошло с Монтойей, мы примем все это к сведению.
Михаэль, ты также уверен в том, что в среду у тебя не отберут некоторое количество очков?
МШ: Не думаю, что стоит это обсуждать, потому что эту историю будет разбирать Совет, и вы должны понять, что мы не хотим это обсуждать.
Насколько трудно было не бороться за победу здесь, в Германии?
МШ: Я боролся, я очень старался. Я так старался, что меня развернуло.
За исключением конца гонки, когда вам приказали сбросить темп.
МШ: Я ничуть не расстроен из-за этого, потому что на этой трассе у нас не было шанса на обгон, вот так, и после второго пит-стопа, когда он выехал впереди меня, я знал, что уже все закончено.



McLaren после квалификации. Пресс-релиз
Дэвид Култхард (5-й, 1:30.550): «Третий ряд стартового поля не является большим сюрпризом, хотя разрыв с лидерами не такой уж и большой, как это было раньше. Нам удалось изменить настройки так, что машина стала быстрее на втором секторе, и мы попытались найти компромисс, чтобы сохранить высокую скорость на первом секторе, который до этого нам удавалось проходить очень хорошо, но что не давало нужного результата. Нам необходимо и дальше улучшать наши возможности в квалификации, но что касается гонки, то это уже совсем другая история. Поэтому если нам удастся хорошо стартовать и выбрать правильную стратегию, то еще не понятно, чем все закончится».
Кими Райкконен (6-й, 1:30.591): «По ходу квалификации мы продолжали улучшать машину, но видимо этого было недостаточно. Во время моей первой попытки настройки не были идеальными, но, вне всякого сомнения, нам удалось значительно улучшить свое время. Конечно же, у нас еще есть возможность для совершенствования, но судя по тому, что мы смогли уменьшить отставания от лидеров, то это означает, что мы движемся в правильном направлении. В нескольких последних гонках мне удавалось отыгрывать пару позиций на страте, поэтому завтра я также надеюсь на удачное начало».
Рон Деннис: «Оба наших пилота очень профессионально поработали и смогли квалифицироваться на пятом и шестов местах. Безусловно, наша цель это первая стартовая линия, но, учитывая все обстоятельства и наши позиции, нам нужно подумать над оригинальной гоночной стратегией».
Норберт Хауг: «Отставание в семь десятых секунды от времени поул-позишн - это достаточно большой отрыв. Но уик-энд еще не закончен, и мы попытаемся лучше подготовить машину для гонки так, как нам это удавалось раньше».



23.06.02

McLaren после квалификации. Пресс-релиз
Дэвид Култхард (5-й, 1:30.550): «Третий ряд стартового поля не является большим сюрпризом, хотя разрыв с лидерами не такой уж и большой, как это было раньше. Нам удалось изменить настройки так, что машина стала быстрее на втором секторе, и мы попытались найти компромисс, чтобы сохранить высокую скорость на первом секторе, который до этого нам удавалось проходить очень хорошо, но что не давало нужного результата. Нам необходимо и дальше улучшать наши возможности в квалификации, но что касается гонки, то это уже совсем другая история. Поэтому если нам удастся хорошо стартовать и выбрать правильную стратегию, то еще не понятно, чем все закончится».
Кими Райкконен (6-й, 1:30.591): «По ходу квалификации мы продолжали улучшать машину, но видимо этого было недостаточно. Во время моей первой попытки настройки не были идеальными, но, вне всякого сомнения, нам удалось значительно улучшить свое время. Конечно же, у нас еще есть возможность для совершенствования, но судя по тому, что мы смогли уменьшить отставания от лидеров, то это означает, что мы движемся в правильном направлении. В нескольких последних гонках мне удавалось отыгрывать пару позиций на страте, поэтому завтра я также надеюсь на удачное начало».
Рон Деннис: «Оба наших пилота очень профессионально поработали и смогли квалифицироваться на пятом и шестов местах. Безусловно, наша цель это первая стартовая линия, но, учитывая все обстоятельства и наши позиции, нам нужно подумать над оригинальной гоночной стратегией».
Норберт Хауг: «Отставание в семь десятых секунды от времени поул-позишн - это достаточно большой отрыв. Но уик-энд еще не закончен, и мы попытаемся лучше подготовить машину для гонки так, как нам это удавалось раньше».



22.06.02

McLaren после свободной практики. Пресс-релиз
Пилот McLaren Дэвид Култхард, твердо намеренный продолжить серию подиумов, уверенно ступил на незнакомую территорию, показав лучшее время дня в тренировках на измененной трассе европейского Гран-При. Шотландец отметился результатом 1:31.886, опередив в том числе и четырехкратного чемпиона мира Михаэля Шумахера, Ferrari которого сегодня показала лишь 1:32.041.
Дэвид Култхард: «Нормальная пятничная тренировка, на которой мы оценивали резину и настройки. Мы провели запланированную программу, но как неоднократно бывало раньше, Ferrari и Williams могут быть завтра быстрее. Подождем и увидим. Новая часть трассы неплоха, но очень ухабиста, так что не стоит ожидать большого количества обгонов в первом повороте. Но в целом неплохо».
Трасса стала длиннее на 588 метров, и теперь её длина составляет 5.144 километра. Добавились несколько поворотов и петля около новой трибуны. Кими попытался обойти в этом месте Arrows Энрике Бернольди, но заблокировал передние колеса и вылетел в гравий. Его лучшим временем сегодня остался результат 1:32.298, с которым он занял третью строчку. Четвертым остался Рубенс Баррикелло с временем 1:32.969.
Кими Райкконен: «Мы развивали машину в обоих сессиях, и полагаю заложили неплохую основу. Мне нравятся изменения трассы, но новый участок ухабист, особенно в первом повороте, и там легко ошибиться. В итоге первая тренировка была для меня несколько скомканной, я испортил несколько шин, но в целом день был неплох. Теперь посмотри, что будет завтра, я сохраняю уверенность».
Рон Деннис: «Положительная практика, которая позволила нам оценить два типа предложенной Michelin для этой гонки резины. Я думаю все команды несколько удивлены плохим качеством покрытия на новых участках, но как обычно – условия для всех одинаковые».
Норберт Хауг: «Хорошая тренировка. Лучшее время Дэвида не так уж важно, но для нас важно то, что мы многое узнали для гонки. Новая Арена Mercedes хорошо подходит Нюрбургрингу».



McLaren перед гонкой. Пресс-релиз
Гран-При Европы, который в пятницу стартует на обновленной трассе Нюрбургринг, знаменует середину сезона 2002 года, и это будет домашняя гонка для Mercedes-Benz. West McLaren Mercedes приедет в Германию с целью укрепить свою третью позицию в зачете кубка конструкторов. Первый Гран-При Европы проводился в 1983 году в Великобритании на трассе Brands Hatch, и с тех пор мы 12 раз могли наблюдать за перипетиями этого события, которое кроме Brands Hatch проводилось еще в Нюрбургринге, Донингтоне и Хересе.
Легендарный 14-ти мильный автодром в Эйфелевых горах был построен еще 75 лет назад и стал первым постоянно действующим автодромом в Германии, также он использовался как тестовая трасса. Здесь регулярно проводился Гран-При Германии, перед тем как по соображениям безопасности в 1977 году он переместился на трассу Хоккенхайм. В 1984 году обновленная трасса снова появилась в календаре чемпионата, и с тех пор Гран-При Европы проводилось здесь уже шесть раз. Перед гонкой 2002 года трасса была снова реконструирована, к ней добавилась 583-х метровая секция, называемая Mercedes Arena.
Наиболее поздний успех в Нюрбургринге ждал West McLaren Mercedes в 1998 году, когда Мика Хаккинен завоевал победу в Гран-При Люксембурга. Можно отметить прошлогоднее третье место Дэвида Култхарда. После победного выступления в Монако и второго места в Гран-При Канады шотландец полон надежд завоевать еще один подиум подряд и побороться за второе место с пилотами Williams Ральфом Шумахером и Хуаном-Пабло Монтойей.
Дэвид Култхард: «Я с нетерпением жду момента, когда можно будет попробовать свои силы в Гран-При Европы и попытаться еще раз оказаться на подиуме. Результаты Монако и Канады позволяют мне на равных бороться с претендентами на второе место в чемпионате, и в Нюрбургринге я ставлю своей целью укрепить мои позиции. Будет интересно оценить, как реконструкция повлияла на прохождение этой трассы, не считая тех дополнительных метров, из-за которых время круга увеличится. Здесь всегда присутствовала восторженная атмосфера, а если учесть, что это домашняя гонка для Mercedes-Benz, то можно надеяться на значительную поддержку наших фанатов и поклонников».
Подготовка команды McLaren к Гран-При Европы проходила в Испании, где проводились тесты с участием Алекса Вурца, Дэвида Култхарда, Кими Райкконена и Даррена Тернера (Darren Turner). Пилоты постоянно улучшали свои результаты, и в конце концов Кими Райкконен в четверг показал лучшее время тестовой недели. Сейчас Кими хочет добиться хорошего результата в девятой гонке нынешнего сезона.
Кими Райкконен: «Гонки в Нюрбургринге всегда были очень захватывающими, в значительной степени благодаря множеству реальных возможностей для обгона, например в зоне торможения перед шиканой Veedol, а теперь также в новой шпильке перед въездом на Mercedes Arena, и еще из-за непредсказуемости погодных условий. Комбинация быстрых прямых и поворотов делает трассу интересной с точки зрения пилотирования, а также очень зрелищной. Я думаю, что в домашнем Гран-При Mercedes-Benz, перед своими болельщиками мы сможем выступить на достойном уровне. Тестовая программа на прошлой неделе в Хересе была продуктивной, мы испытывали покрышки и работали над параметрами подвески, в общей сложности проехав 1900 км».
Мартин Уитмарш: «Удовлетворительный результат прошлого старта в Канаде для нашей команды являлся доказательством того, что мы движемся в верном направлении. Мы занимались дальнейшими разработками в подготовке к предстоящей гонке и надеемся, что сможем обеспечить дальнейший рост эксплуатационных показателей машины. Главная особенность трассы с высокой прижимной силой - недостаточная поворачиваемость, поэтому в Нюрбургринге важно найти идеальные настройки».
Норберт Хауг: «Нюрбургринг - одна из двух гонок, которые проводятся у нас дома. Оригинальный автодром Nordschleife - предшественник Нюрбургринга, имеет длинную историю, которая связана и с нашей компанией. В этом году отмечается 75 лет с тех пор, когда на этой трассе впервые проводились гонки в 1927 году. Сегодня это современный автодром, и в этом году к нему добавилась секция Mercedes Arena. Этот новый участок, который начинается узкой шпилькой в конце стартовой прямой, на 563 метра увеличивает длину круга и добавляет притягательности этой среднескоростной трассе. Мы надеемся, что реконструированная трасса станет местом еще более захватывающей гонки и позволить пилотам совершать интересные маневры на торможении».



Пятеро в четверг: Пресс-конференция ФИА, Нюрбургринг, 20 июня 2002 года

Участвуют:
Дэвид Култард McLaren Mercedes
Михаэль Шумахер Ferrari
Ральф Шумахер BMW-WilliamsF1
Пьер Дюпаскье Michelin
Хироси Ясукава Bridgestone



Пьер, не могли бы вы нам рассказать, как усовершенствование трассы может повлиять на шины?
Пьер Дюпаскье: Мы провели ряд имитаций, и, вроде бы, это не должно оказать на резину сильного влияния. В любом случае, модификация трассы не изменила нашей позиции по отношению к тому, какой тип резины предпочтительнее для этого Гран При, поэтому мы не ожидаем и изменений показателей износа или чего-то в этом роде. Не слишком.

В прошлом году выигрышной стратегией был один пит-стоп, второй по предпочтительности - два пит-стопа. А на стратегию изменение трассы повлияет?
ПД: Не думаю. На стратегию точно повлияет выбор резины, решение, которое будет принято ради победы. После первой тренировке в пятницу мы поймем, какая стратегия предпочтительнее. Может быть, два пит-стопа, три или четыре, я не знаю, что-то в этом роде!

В прошлые выходные у вас было много работы на Ле-Мане из-за камней. Вы не ждете подобных проблем на Гран При?
ПД: Во время гонки Ле-Ман обнаруживается, что у лидеров множество проколов, а у других машин - ни одного. Гонщиков первых трех машин просили оставаться на дороге, это сильно помогает, и, кроме того, они были по две секунды на круге быстрее остальных. К счастью, на Гран При обычно не бывает такого количества карбоновых осколков и камней. Они (организаторы гонки Ле-Ман) обещали устлать гравийные ловушки круглыми камнями, но, в итоге, там были камни с острыми краями, и как только они попадали на дорогу, первые три машины их «ловили» и получали проколы.

Вопрос по поводу особой работы для McLaren и Williams. Вас не затрудняет работа над шинами по спецзаказу?
ПД: Нет. Мы одинаково много работаем для всех наших команд, поэтому никаких проблем у нас нет. Каждый раз. Когда мы достигаем прогресса в плане передних или задних шин, обе команды получают от этого преимущество.

Хироси-сан, вы планируете какие-то изменения в отношении заключения контрактов с командами на следующий год?
Хироси Ясукава: В данный момент мы проводим переговоры со всеми командами, но, в принципе, мы не собираемся ничего менять. Думаю, что мы останемся с теми же командами, но никто не может предсказать будущее.

Сейчас обсуждаются новые правила о шинах, например, то, что можно будет привозить на одну гонку только одну спецификацию резины. Что вы об этом думаете?
ХЯ: Мне кажется, что следовало бы заниматься вопросами безопасности, снижением расходов и имиджем Формулы 1. Если сократить спецификации до одной, это будет приятно в финансовом смысле, мы можем сократить часть расходов. На сегодняшний момент, когда меняются повороты (на Нюрбургринге), когда изменили трассу в Хокенхайме, и в будущем, возможно, мы вступаем на новый путь. В случае если у нас не будет запасных шин, мы рискуем проиграть гонку.

И это может навредить имиджу компании?
ХЯ: Да-а, и потом, если мы испортим гонку - это плохой имидж, но, кроме того, нас волнуют в Формуле 1 три вещи. Современная Формула 1 - спорт высшей марки. Тридцать лет назад трассы были не такими чистыми, и команды, конечно, от этого страдали, но сейчас трассы стали чище, моторхоумы и все остальное - все очень красивое. Но если машины будут стартовать на изношенной резине - это плохой имидж, и это, к тому же, может повлиять на безопасность. Мы в Bridgestone предпочитаем иметь хороший имидж, и этот имидж возникает, благодаря тесной работе с командой.
ПД: Тридцать лет назад Формула 1 была не так плоха! Но я согласен с господином Ясукавой, есть риск, что если ограничат выбор резины, может не быть гонки. Не будет запасных вариантов, не будет ничего. В смысле безопасности: если нам придется менять резину три или четыре раза за гонку, тогда все нормально, мы гонку закончим, но это будет глупо выглядеть, и иногда нам будет необходим пит-стоп после 5 или 10 кругов, потому что вместо ожидаемых 18 или 20 градусов, полотно разогреется до 40-42, и возникнут проблемы. В смысле производства мы бы хотели продолжать развиваться. Если нас ограничат только одной спецификацией резины, это будет означать сокращение исследований, будет просто игра на деньги. Мы знаем, какую цель преследует этот проект, но нам он не слишком нравится.

Вопрос к гонщикам. Я не знаю, кто из вас уже успел увидеть первые три поворота, но если кто-то успел, можете прокомментировать?
Дэвид Култард: Я вчера посмотрел, там довольно медленные, узкие повороты. Второй и третий более открытые, первый немного напоминает мне Маньи-Кур, только этот уходит вниз на выходе, но, в принципе, это узкая шпилька, и похоже, что она довольно хитроумная, потому что если посмотреть на выезд с пит-лейн, поворот начинается прямо перед зоной торможения. Потом теперь зрителям лучше видно, что происходит в этой зоне, но я не думаю, что это как-то повлияет на гонку, потому что прямая сравнительно короткая, и обычно когда проезжаешь шпильку, думаешь о том, что здесь можно совершать обгоны. Но это будет возможно, на мой взгляд, только если кто-то ошибется в последнем повороте.

А старт?
ДК: Все зависит от множества факторов. Вспомните Канаду. Вы ожидали, что там будут столкновения, но в этом году ничего такого не было, так что нужно подождать до воскресенья.

Михаэль, а ты успел рассмотреть изменения?
Михаэль Шумахер: Не очень подробно. Я смотрел с вертолета, а это не считается, потому что не видно спусков и подъемов, и тому подобных вещей. Я собираюсь позже пойти посмотреть.

Дэвид, мы говорили о результатах машины на разных трассах. Как дела пойдут здесь? Будет ли лучше, если пойдет дождь?
ДК: Дождь играет на руку тем, у кого дождевая резина лучше. Большого опыта по этому вопросу мы в этом сезоне еще не получили, поэтому мы бы предпочли ясную погоду и нормальные шины, поскольку именно с ними мы работаем больше всего. У нас здесь есть две спецификации шин, с которыми мы много работали, и мы надеемся, что выступим достойно. Даже не самый мягкий тип резины должен сработать нормально, если даже мы не сумеем ничего извлечь из первого. Я не жду какого-то сильного изменения уровня выступлений Ferrari, поэтому мы, скорее всего, будем пытаться догнать их и Williams, посмотрим. Новый первый поворот еще может лучше подойти именно нашей машине.

Один бывший гонщик сказал, что ты лишь учитель для Кими Ряйккенена и что ты должен уйти в Toyota. Что ты об этом думаешь?
ДК: Бывшие гонщики - это бывшие гонщики, не правда ли?! По-моему, я уже объяснил свою позицию по этому вопросу. Я неделю назад говорил с Роном, я не могу припомнить точных слов, но я могу сказать «по-шотландски». Моя позиция в команде абсолютно ясна, но команда собирается немного подождать с заявлениями, пока не прояснится ситуация с другими людьми, или что-то в этом роде.

Михаэль, вы привезли сюда новый двигатель?
МШ: Нет, во всяком случае, я об этом ничего не знаю. Мы проводим все необходимые исследования, но новый двигатель еще не готов.

Это твоя домашняя гонка. Тебя все еще это волнует, чувствуешь что-то особенное?
МШ: Мое отношение ничуть не изменилось. Это всегда та же история. Чувствуешь здесь себя удобно, приезжаешь в страну немного пораньше, чтобы повидать друзей, здесь все знакомо. Правда, вот трасса изменилась, нужно будет учить что-то новое. Я очень рад этому, поскольку владельцы трассы постарались, чтобы нам, гонщикам, было интереснее, чтобы у нас было больше возможностей для обгона, и трибуны стали больше. В целом, я всегда жду момента, когда приеду сюда и хорошо выступлю на глазах наших болельщиков.

По поводу футбола. Ты собираешься поддерживать своего партнера или своего технического директора во время первого матча (Бразилия - Англия)? И собираешься ли ты пораньше закончить с работой, чтобы посмотреть вторую игру?
МШ: У нас есть двусторонняя телеметрия, так что мне будут сообщать счет. Что до того, кого я буду поддерживать, то я собираюсь быть беспристрастным и просто посмотреть на обе команды и на то, что они смогут сделать.

Ральф, у вас была пара отказов двигателей во время последних двух Гран При. Честно, ты уверен, что все уже позади?
Ральф Шумахер: Да, на самом деле, это было совпадение. Я не вижу никаких проблем.

Ты получил подтверждение от Марио Тиссена?
РШ: Ему не нужно мне что-то подтверждать. Поэтому у нас и один из самых лучших двигателей в Формуле 1, поэтому мы продолжаем постоянно прогрессировать и делать все на пределе возможностей. Конечно, если делать все на пределе возможностей, могут произойти такие вещи. Но это не проблема.

Тебя критиковали за то, что ты не обогнал брата в Бразилии и других в Канаде:
РШ: Во-первых, в этом году у тех, кто пытался обогнать Михаэля, не раз возникали проблемы, не только у меня. В Бразилии у меня не было ни единого шанса, и пока я сижу за рулем машины, только я принимаю решения, когда обгонять и когда не обгонять. Если шансов нет, я сделаю глупость и потеряю очки. В Бразилии я так и не смог подобраться достаточно близко. Что касается Канады, то когда у меня был шанс, мы оба: по крайней мере, Кими заехал прямо на кербовый камень, и я сделал то же самое, потому что не мог больше никуда поехать, а потом мне не дали совершить обгон, а затем шансов уже не было. Вот так все и было. Машина не очень хорошо проходила повороты, и благодаря неважному сцеплению с полотном, я всегда немного уступаю, и мы не были достаточно быстры на прямых для того, чтобы приблизиться и обогнать кого-то. Вот так. Если бы был хоть один шанс, я бы пошел на обгон. Когда шансов нет, я не могу этого сделать.

ВОПРОСЫ С МЕСТ

Вопрос к Ральфу и Дэвиду. Вы не могли бы высказать свое мнение по поводу того, какое решение может принять Совет ФИА 26 июня по поводу Гран При Австрии?
ДК: У меня нет мнения по этому вопросу, потому что я не знаю, в каком формате все это будет рассматриваться, и все остальное. Когда нам будет это известно, увидим, каков будет результат, и тогда я буду знать об этом и смогу запомнить на будущее.

Ральф, как, по-твоему, ты можешь выступить в этой гонке? Будет ли машина достаточно быстрой в этот уик-энд?
РШ: Ну, у нас в этом году не было плохой машины, так что это будет еще одна нормальная гонка. Хотя я еще не видел первых поворотов, они, по-моему, стали намного уже, немного медленнее, что для нас не очень хорошо, но там будет видно. В прошлом году машина выглядела на этой трассе вполне нормально, в этом году наша машина стала лучше, так что все должно пройти нормально. А с погодой все решится, когда наступит момент действовать.

Михаэль, в Монреале был момент, когда тебе было нужно ехать очень, очень быстро, а потом Монтойя начал тебя догонять. Он потом сказал, что, как ему показалось, у тебя запузырились шины. Насколько близко, по-твоему, он мог к тебе подобраться, если бы не отказ двигателя?
МШ: Вообще-то он был прав, у меня пузырились шины, но в первой половине гонки было то же самое. Это, конечно, не самая приятная вещь в гонке, но они все равно достаточно хорошо держали трассу для того, чтобы победить. И потом, на мой взгляд, одно дело - кого-то догнать, а другое - обогнать. Вы видели, как сложно было совершать обгоны Ральфу, думаю, что было бы то же самое, потому что когда Монтойя заезжал в боксы, выезжал обратно на трассу и показывал великолепное время на круге, я уперся в траффик. На следующем круге, когда у него взорвался мотор, я показал то же время, что и он кругом ранее, поэтому если посмотреть записи внимательно, то станет ясно, что мы оба были достаточно быстры, чтобы остаться там, где и были. Это была гонка, да, но я не думаю, что обгон можно было легко осуществить, потому что у нас была отличная скорость на прямых, и я не вижу ни одного места, где он мог бы меня обогнать, если только не последовала бы ошибка или еще что-то пошло бы не так. Но в обычных условиях мы ехали практически одинаково.

Вопрос к Ральфу и Дэвиду. По прогнозам в воскресенье будет дождь. По-вашему, шины, которые вы будете здесь использовать, позволят вам соперничать с представителями Bridgestone?
ДК: Как я уже ранее сказал, мне не кажется, что уже было проведено сравнение наших выступлений с командами Bridgestone в дождевых условиях. У нас гораздо больше планов на сухую гонку. Если пойдет дождь, придумаем что-то иное, но, как я и говорил, мне будет гораздо удобнее, если погода будет ясной. Это даст нам больше шансов заработать очки.
РШ: Я, в принципе, уверен в наших силах. У нас были хорошие тесты. У нас есть шины, которые подойдут для разных погодных условий. Но, поскольку мы еще не ездили здесь во время дождя на новых шинах, сложно сказать, как все будет. Но у меня нет сомнений, что шины сработают.



19.06.02

Круг по автодрому Нюрбургринг.
Как известно, в этом году автодром Нюрбургринг был несколько изменен в районе первого поворота. Теперь модифицированная трасса содержит дополнительную петлю, заходящую на внутреннюю часть автодрома с изменением направления движения на коротком участке. Считается, что подобрать правильные настройки для гонки будет очень сложно, поскольку может наблюдаться склонность к повышению недостаточной поворачиваемости, и, кроме того, местами трасса имеет довольно неровную поверхность. Также определенные изменения коснулись уклона трассы, и многие пилоты считали, что первый поворот слишком узкий, даже до того, как он был переделан в этом году и стал еще более уплотненным. Таким образом, для всех 22 пилотов грядущая гонка будет первым испытанием на Нюрбургринге в новой конфигурации. А пока можно проследить, как Михаэль Шумахер проходил по домашней трассе до ее преобразований.
«Проходя по прямой старт-финиш, ускоряемся на верхней передаче, затем тормозим, переходим на третью и на скорости 140 км/ч поворачиваем сначала направо, а потом налево. Пытаемся на максимально возможной скорости выйти из левого поворота, и, балансируя между четвертой и пятой передачами, берем третий поворот. Перед четвертым поворотом под названием Ford Kurve замедляемся, переключаемся на вторую скорость и при 115 км/ч поворачиваем, и потом резко ускоряемся на уклоне перед шпилькой Dunlop Kurve. При выходе из этого поворота снова разгон на максимальных оборотах в гору, передачу постепенно повышаем со второй, и повороты шесть и семь преодолеваем на скорости более 250 км/ч на пятой и шестой передачах соответственно. Следующий поворот, так называемый RTL Kurve достаточно сложный, особенно при влажной погоде, но при этом это один из лучших участков на круге. Сбрасываем передачу с верхней до третей при этом замедляемся с 290 км/ч до 150 км/ч и поворачиваем налево. В этом месте очень легко вылететь с траектории, поскольку впереди очень медленный правый поворот - Bit Kurve. Здесь очень важно сохранять концентрацию, так как даже небольшая ошибка может вам дорого стоить, поскольку сразу после поворота начинается спуск. Если вы собираетесь совершить обгон, то важно помнить, что это очень удобно будет сделать в следующих поворотах. Вниз по склону на хвосте у впередиидущей машины вы приближаетесь к десятому повороту, при этом идете в полный газ и на максимальной передаче. На подходе к шикане Veedol жестко замедляемся и, сбросив пять передач преодолеваем правый и сразу же левый повороты. Если вы оптимально прошли повороты RTL и Bit, то можно попытаться уйти влево от соперника и попробовать, как можно позже тормозить в повороте. Далее выходим из шиканы и по возможности более гладко проходим поворот Coca Cola Kurve, и оказываемся на финишной прямой. Я помню случай, когда мне удалось обойти Жана Алези на Ferrari в шикане Veedol в 1995 году и захватить лидерство. Это были непередаваемые ощущения, но надеюсь, в предстоящий уик-энд никто не сможет обогнать Ferrari в этом месте».
М.Шумахер.



Знаете ли вы?
- Первый гран-при Европы прошел на измененной трассе Нюрбургринг в 1984 году. Гонку выиграл Алан Прост на McLaren, а на старте гонки столкнулись сразу несколько машин.
- В 1993 году Айртон Сенна завоевал здесь одну из самых важных своих побед. Гонка проходила в Донингтон-парке, и, пройдя на первом круге Михаэля Шумахера, Карла Ведлингера, Деймона Хилла и Алана Проста, в непредсказуемых погодных условиях Айртон все же выиграл, хотя сделал пять пит-стопов!
- Победа Михаэля Шумахера в 1995 году стала 400-ой победой британских шасси. Эта же его победа стала его первой победой в Нюрбургринге за 5 лет.
- В 1997 году имело место противоречивое столкновение Михаэля Шумахера и Жака Вильнева в Хересе. Канадец стал чемпионом мира, а победил Мика Хаккинен. Макс Мосли заявил, что это последняя гонка на этой трассе после того, как местные жители не пустили его на подиум!
- В 1999 году Джонни Херберт завоевал сумасшедшую победу на Stewart. На следующий год эта команда стала называться Jaguar.
- McLaren 3 раза выигрывали гран-при Европы.
- Эта гонка – домашняя для Ральфа и Михаэля Шумахеров. Они выросли в Керпене, который располагается всего в 56 миля от Нюрбургринга, и перед гран-при Европы они по традиции устраивают картинговую гонку на своей фамильной трассе.

Нравится


РЕКЛАМА


-



22 сентября - пятница










- // -
Авторские права на все переводы принадлежат сайту mc-laren.ru. Авторские права на оригинальные статьи и переводы принад-
лежат их владельцам и закреплены Законом. Любое использование материалов сайта - только с разрешения администрации.

©2001-2017, Mc-Laren.ru.